чт, 30 нояб.
04:08
+5 °С, ясно

Под горой Недреманной

Новость

3 марта 2016, 14:20

История возникновения хутора Извещательного Татарского сельсовета теряется в туманной дали седой старины. Точной даты основания крошечной казачьей заставы не существует. Однако доподлинно известно, что появилась она в середине XVIII века как наблюдательный пункт за передвижениями воинствующих горцев, которые вплоть до 60-х годов XIX столетия вели ожесточённую борьбу с регулярными войсками царской России.

Километрах в двух от современного хутора взметнулась вверх гора Недреманная. Здесь во время продолжительной Кавказской войны располагался казачий сторожевой пост. Контролируя местность, казаки круглосуточно несли службу и в случае малейшей опасности оповещали гарнизон ставропольской крепости дымом от костра, который готов был вспыхнуть в любую минуту. Караульным нельзя было здесь даже дремать, чтобы не пропустить врага. Отсюда и название горы – Недреманная. Кстати, гора и по сей день «не дремлет». Раз за разом здесь случаются оползни, которые периодически выводят из строя примыкающий к горе участок автодороги Ставрополь-Невинномысск.
Как все горы Ставропольской возвышенности, поднявшиеся со дна Сарматского моря, гора Недреманная состоит из трёх слоёв. Верхний слой «пирога» представляет собой пласт известняка-ракушечника, под ним – песок, ещё ниже залегает глина. Наверху горы находится карьер, в котором наряду с ракушками былого древнего моря можно найти и другие природные сувениры. Например, дендриты – минералы особой древовидной формы, которые образуются в мельчайших трещинках между пластами горной породы.
С установлением мира на Кавказе гора Недреманная утратила своё военное значение. Несколько мазанок, использовавшихся как биваки и расположившихся у подножья горы, постепенно стали обрастать добротными хатами и домами. И со временем здесь образовался хутор. Местные жители занимались земледелием, скотоводством, ловили зверя в близлежащем лесу и выуживали рыбу в речке Тёмной. Когда приходил сезон грибов и прочих даров природы, все дружно устремлялись в лес. Кстати, рыба в маловодной речке водится до сих пор. В наш приезд на хутор один молодой человек, представившийся Олегом, поймал несколько голавлей размером чуть больше мужской ладони.
Извещательный – хутор небольшой. Здесь никогда не было ни фельдшерского пункта, ни детского сада, ни школы, ни Дома культуры, ни асфальта. И даже газ сюда пришёл лишь три года назад. А ещё чуть раньше, чтобы расширить федеральную автомобильную дорогу Р-216, рассекающую хутор на две равные половинки, в населённом пункте снесли десять домов, компенсировав жителям стоимость жилья. И сегодня, проезжая мимо хутора, за шумозащитным дорожным экраном и бурной растительностью очень трудно рассмотреть крыши скромных строений. Хотя жизнь на хуторе ещё теплится. Правда, из коренных жителей нам удалось отыскать лишь одну пожилую женщину – М. И. Переверзеву, которая родилась здесь и прожила всю свою жизнь.
– Земли вокруг нашего хутора, – рассказывает Мария Ивановна, – были помещичьи. Барина звали Роман Дашевский. О былом величии помещичьей усадьбы напоминает лишь редкая поросль одичавшего и засохшего сада. Но ещё в 50-е годы прошлого века вокруг было много фруктовых деревьев: яблони, груши, вишни, сливы, черешни… Тянулись сады вплоть до Тёмного леса. Принадлежал сад колхозу, ну и мы, местная детвора, постоянно наведывались в этот сад. Ещё здесь была огородная бригада, молочно-товарная ферма, кошара. Сейчас, конечно, от всего этого здесь ничего не осталось.
– Мария Ивановна, как сейчас протекает жизнь на хуторе? – задаём мы вопрос.
– Да как протекает. Молодёжи практически нет, живут одни старики. Всего дворов десять осталось. У меня огород есть, фруктовые деревья. Появляются излишки – пытаюсь продать их на дороге проезжающим. Орехов много бывает. Один орешник, видимо, остался ещё с тех времён, когда здесь были ухоженные сады. Этому орешнику уже более ста лет. Плоды шиповника и боярышника собираю в округе: какая-никакая, а всё же копейка. По весне, у кого ещё есть силы, выходим на субботники, наводим порядок рядом с домами. За покупками хожу в местное кафе, которое стоит на трассе.
– А чем обогреваете своё жилище?
– Дровами. Недавно, правда, газ наконец-таки провели на хутор. Но чтобы подключиться к трубе, огромные деньги требуются. Я на всё про всё потратила 120 тысяч рублей. И если бы не помощь дочери, которая давно живёт и работает за границей, так бы и обогревалась дровами. Да, пожалуй, из хуторских я единственная, кто с газовым отоплением.
Нынешние обитатели хутора – это прежде всего дачники либо недавние поселенцы, купившие скромное жильё за символическую плату и занимающиеся личным подсобным хозяйством. Впрочем, как утверждают местные, с газификацией хутора цены на недвижимость и здесь слегка оживились.
В разговоре с нами М. И. Переверзева упомянула дорожное кафе. Речь идёт о закусочной «Пирожковая». И, наверное, этот объект общепита является единственной достопримечательностью хутора, слава о котором шагнула далеко за пределы нашего края. Выполняя роль своеобразной визитной карточки Извещательного, закусочная приобрела широкую известность благодаря в том числе и социальным сетям.
Более полувека назад на оживлённой автодороге, соединяющей краевую столицу со ставропольскими городами-курортами и республиками Северного Кавказа, появилась чайная. Пользу от неё сразу ощутили все автомобилисты и путешественники, ведь, выехав за пределы Ставрополя, на многие-многие километры вперёд невозможно было нигде ни подкрепиться, ни бутылки лимонада купить. И вот такой подарок вдруг появился на радость всем проезжающим. Обессмертил это место один человек – Михаил Николаевич Рогов. Личность Рогова – легендарная. Михаил Николаевич – участник Великой Отечественной войны, отмечен не только фронтовыми медалями, но и орденом Октябрьской Революции, второй по значимости после ордена Ленина наградой в СССР.
Рогов во время войны служил на флоте и был корабельным коком. Поваром слыл замечательным, что называется, от Бога. Мастерски готовил борщи, макароны по-флотски, жареного поросёнка… Но фирменным блюдом нашего земляка были пирожки, пробовать которые слетались капитаны всех судов, стоящих на рейде. Секрет приготовления пирожков кок никому не раскрывал. Он-то и сослужил добрую службу морскому волку.
Демобилизовавшись, Михаил Николаевич вернулся на родину, и здесь его талант непревзойдённого мастера по выпечке пирожков расцвёл как никогда. Сам Никита Хрущёв, как повествует легенда, проезжая мимо чайной в один из своих визитов в житницу страны – Ставрополье, попробовал Роговскую выпечку и был так восхищён вкусом пирожков, что забрал мастера-искусника с собой, в Москву. Так это было или не так, сейчас никто не опровергнет и не подтвердит. Но на ВДНХ Михаилу Николаевичу поработать пришлось, причём несколько лет, потом всё же он сбежал оттуда: душно и некомфортно было Рогову в столице, потянуло на простор подышать чистым степным воздухом.
Нынешнему хозяину закусочной – В. Г. Алёхину – посчастливилось поработать с Роговым. Традиции, заложенные мастером, до сих пор живы в «Пирожковой» и бережно сохраняются. Во всяком случае пирожки, приготовленные по Роговскому рецепту, вам обязательно подадут.
«Пирожковую» Алёхина можно рассматривать в качестве учебного пособия по становлению малого бизнеса в постсоветской России.
На первых порах закусочная находилась в аренде, затем была приватизирована. За несколько лет на месте невзрачного тесного здания выросло специализированное предприятие общественного питания с широким ассортиментом кулинарной продукции, холодных закусок и горячих блюд.
Архитектурной изюминкой закусочной являются разнообразные скульптуры, установленные как внутри помещений, так и за их пределами, а также декорированная лепнина на казачьи и горские мотивы в посадочных залах «Пирожковой». Всю эту красоту сотворил Камиль Алиев, художник по образованию, а сейчас, будучи на пенсии, работающий сторожем на предприятии.
Хутор Извещательный знаменит не только «Пирожковой» и её основателем М. Н. Роговым. Извещательный – родина Владимира Яковлевича Ткачёва, Героя Советского Союза, участника Великой Отечественной войны.
В Красную армию Ткачёва призвали в июле 1942 года. Он воевал на Северо-Кавказском, Южном, 4-м, 3-м и 2-м Украинских фронтах. Освобождал Украину, Румынию, Венгрию, Австрию. В боях трижды был ранен. Особенно отличился при форсировании Дуная.
Помощник командира взвода 311-го гвардейского стрелкового полка 108-й гвардейской стрелковой дивизии 46-й армии 2-го Украинского фронта гвардии сержант Ткачёв в составе штурмовой группы 4 декабря 1944 года переправился через реку Дунай в районе венгерского города Эрчи. Во время форсирования выбыл из строя командир взвода, и Ткачёв принял командование на себя. При переправе он первым ступил на берег и ворвался в траншею противника. В завязавшейся рукопашной схватке взвод уничтожил около пятидесяти гитлеровцев, из них 16 – лично командир.
Умело используя захваченный рубеж, бойцы взвода отразили семь контратак противника, поспособствовав переправе других подразделений. В боях за расширение плацдарма Ткачёв лично из противотанкового ружья уничтожил бронетранспортёр и автомашину с боеприпасами, вместе с взводом захватил миномётную батарею и три пушки. В настоящее время герой живёт в Невинномысске.
Старожилы хутора помнят имена и других героев – героев тяжёлого крестьянского труда, которые выращивали хлеб, удивляли рекордными настригами шерсти и высокими удоями. Но, похоже, всё это в прошлом. Извещательный всё больше напоминает дачный посёлок с закусочной на федеральной автодороге, который оживает весной и летом и погружается в длительный сон в осенне-зимний период. В такое время и гора, возвышающаяся над хутором, будто засыпает, давно смирившись с тем, что она уже не форпост на пути неприятеля, а всего лишь географическая точка на местности высотой в 665 метров.
С. СЕМЁНОВ.